Однажды на лесоповале заказчик попросил Максима Косачева подобрать «пни на медведей»

К полюбившимся жителям деревянным совам в парке у Ангарских прудов скоро могут добавиться и другие садово-парковые скульптуры. Автор сов Максим Косачев уже сделал несколько новых фигур и готов украсить ими детскую площадку или прогулочную зону.

Белка из ясеня, сова из липы

Чтобы не выкорчевывать корни живого дерева, пострадавшего от ледяного дождя, рабочий зеленого хозяйства Максим Косачев сделал из пней сов. Но это не единственная его работа в парке у Ангарских: около построек с инвентарем живут белка и ежик из ясеня, мишка из дуба и еще одна сова из липы. Эти фигуры сделаны из спиленных деревьев, поэтому могут быть перенесены в другие части парка.

— Еще есть пара недоделанных львов, которые дожидаются своей очереди, — говорит Максим. – Все звери здорово смотрелись бы на деревянной детской игровой площадке. Сейчас я живу на Керамическом проезде, а родился на Ангарской улице и помню, как раньше здесь, на месте нынешнего парка, без резиновых сапог было не пройти. А сейчас вижу, каким парк становится, и хочется сделать его еще лучше.

Максим работает в зеленом хозяйстве Лианозовского парка (к которому относится и парк у Ангарских прудов) около года, а забавных деревянных зверей делает уже больше десяти лет. Уверяет, что в его семье не было ни скульпторов, ни художников, разве что дедушка оформлял плакатами Кутузовский проспект, когда там проезжал Сталин. Но интерес к такому виду творчества привил не дед.

— Когда мне было 11, на Бульварном кольце к Олимпиаде 1980-го поставили деревянные скульптуры, — вспоминает Максим, — домики Бабы Яги, олимпийского мишку. Я тогда часто бывал у лесничества недалеко от станции «Турист» Савеловской железной дороги, катался там на горных лыжах. В том лесничестве их делали, а я засматривался.

Медведи с топорами

Коренного москвича Максима сначала тянуло к экстремальным видам спорта, а потом – к земле и животным. Он работал инструктором по горным лыжам и вейкборду, потом долгое время занимался фермерством, после – открыл пилораму и заготавливал лес. На своей пилораме кем только ни работал – и плотником, и вальщиком, и разнорабочим. Однажды в Тверской области на лесоповале заказчик попросил его подобрать «пни на медведей». Максим сначала не понял, о чем речь, а потом выяснил, что местный мастер делает из пней красивые скульптуры, и захотел тоже попробовать. И сразу получилось – выпилил с помощью бензопилы скульптуры двух больших медведей.

— Я посадил перед своим дачным участком два кедра и рядом с ними – этих деревянных медведей с топорами, — рассказывает умелец. – Выглядело, как будто они эти кедры собираются срубить. Правда, лет через пять мне стало стыдно, что у меня такие позорные медведи стоят. Ведь то был мой первый опыт.

Принцип 3D-принтера

Поняв, что хочет резать лучше, Максим поехал в колледж прикладного искусства и показал свои работы. Там ему сказали, что такому нигде не учат – обычно умение передается по наследству от мастера к ученику, или человек сам учится.

— В мире нас немного, — говорит Максим. – В Омске и Торжке есть хорошие мастера. В России всего не больше 15 человек.

Любое мастерство приходит с опытом. И чтобы вырезать садовые скульптуры из дерева, нужна практика. Самый первый шаг – просто научиться держать бензопилу в руках.

— Я рисую бензопилой по принципу 3D-принтера, — объясняет Максим Косачев, – то есть слой за слоем вырезаю из куска дерева фигуру. Это непростой процесс, научиться которому можно на лесоповале – освоить бензопилу, а уже потом начинать резать.