О «ерунде» рассказал главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов

Что за ерунда, ерунда какая — так мы говорим о чём-то нелепом или несущественном, маловажном. «Ты порезался? Ерунда, быстро пройдёт». Говорим — и даже не подозреваем, какая интересная история стоит за этим словом.

Кажется, оно было в русском языке всегда, а между тем это очень молодое слово: оно появилось только в 40-х годах XIX века. В повести Н.Некрасова «Петербургские углы» это существительное дано с авторским пояснением: «лакейское слово, равносильное слову «дрянь». Однако со временем слово получило широкое распространение в писательской среде. В романе Н.Лескова «Соборяне» один из героев, дьякон, уверяет другого, что в столице слово ерунда «теперь все литераты (т.е. литераторы) употребляют». Иными словами, в середине XIX века ерунда воспринималась как неологизм.

Откуда же происходит это слово? Широко распространена версия, что оно проникло в общелитературный язык из жаргона семинаристов и восходит к латинскому gerundium, т.е. герундий. Герундий — это одна из самых сложных грамматических форм в иностранных языках. Вполне можно предположить, что этим словом семинаристы стали называть что-то не поддающееся логическому объяснению, что-то нелепое, бессмысленное. Сначала была форма герунда, а потом она превратилась в слово ерунда.

Но есть и другая гипотеза, она приведена в «Историко-этимологическом словаре русского языка» Павла Черных. В диалектах известно слово ерунда или еранда — «хмельные напитки». Возможно, что таковым и было «старшее» значение этого слова. Человек, который переусердствовал в употреблении ерунды, вполне мог начать нести ерунду. Тогда это слово могло попасть в литературный язык из говоров, из деревни, то есть действительно через лакеев, через прислугу. Это вполне согласуется с толкованием, которое изначально дал Николай Алексеевич Некрасов.